Формально-логические модели конфликтов

В соответствии с определением, математическая теория игр является теорией математических моделей принятия оптималь­ных решений в условиях конфликта (а также в условиях неопре­деленности). Поэтому вопросы, связанные с оптимальным пове­дением сторон в конфликтах, с желательными исходами кон­фликтов, являются в ней основными. Непосредственных вопросов такого рода три:

1) Какими принципами оптимальности следует руководствоваться при рассмотрении конфликтов того или иного типа? Иначе говоря, в чем состоит (оптимальное) решение того или иного конфликта?

2) Реализуем ли применительно к данному классу конфлик­тов выбранный для него принцип оптимальности? Формально этот вопрос сводится к существованию у конфликтов из задан­ного класса тех решений, которые выбранным принципом ква­лифицируются как оптимальные.

3) В чем состоит применение выбранного принципа опти­мальности к данному конфликту (или к данному классу кон­фликтов)? Ответом на этот вопрос должно служить нахождение решения конфликта в том же смысле слова, в каком принято говорить о нахождении решения применительно к любой мате­матической задаче.

К сожалению, понятие оптимальности принимаемого реше­ния значительно труднее поддается формализации, чем понятия конфликта и принятия решения. Эта задача и до сих пор — одна из самых важных в теории игр.

Так как математическая теория игр — теория моделей приня­тия решений, она не занимается этими решениями как психо­логическими или волевыми актами; не занимается она и вопро­сами их фактической реализации.

В рамках теории игр, принимаемые решения выступают как достаточно упрощенные и идеализированные схемы реальных явлений. При этом, разумеется, степень этого упрощения не должна превосходить известных пределов, за которыми модель уже утрачивает существенные черты явления.

То, что теория игр есть теория математических моделей,  и она является разделом математики, означает, что конструируе­мые в ней модели являются формальными, знаковыми (а не, ска­жем, макетными или аналоговыми) и их формирование и сред­ства анализа также формальны.

В частности, формально же должны вводиться и основные понятия.

Практически это означает, что эти понятия должны зада­ваться своими свойствами, которым тем самым придается смысл аксиом. Дальнейшее образование понятий и установление свойств может вестись уже без того, чтобы прибегать к каким-либо «интуитивным» соображениям. Сказанное отнюдь не оспаривает  практической  целесообразности   использования   интуиции, особенно как способа практической проверки формально полученных результатов.


Страницы: 1 2 3 4