Эволюция форм совместной деятельности и становление кадрового менеджмента

Становление форм совместно-творческой деятельности связано с трансформацией исторически ей предшествующих форм органи­зации совместной деятельности: совместно-последовательной, со­вместно-взаимодействующей, совместно-индивидуальной. Именно в такой последовательности в XX в., как показывает опыт менедж­мента различных организаций в развитых странах, происходит раз­витие основополагающих форм совместно-творческой деятельно­сти. Этот процесс, если его рассматривать в рамках организацион­но-культурного подхода, можно интерпретировать как фазы ста­новления партиципативной организационной культуры, а те транс­формации, которые претерпевали бюрократическая, органическая и предпринимательская культуры, в XX в. последовательно генериро­вали парадигмы кадровой работы в менеджменте капиталистических стран.

Раскроем логику этого исторического процесса организацион­но-культурной эволюции.

Технократический подход 

Технократический подход, коренящийся в философии позитивизма, был перенесен (наиболее известная фигура в этом подходе — Ф. Тэйлор) в практику организации производственных и трудовых процессов в связи с резко возросшей потребностью повышения эффективно­сти деятельности крупномасштабных производственных систем, ориентированных на выпуск серийной массовой продукции. Ра­ботник в подобного рода человеко-машинных системах тракто­вался как «винтик», и проблема оптимизации функционирования таких технологий решалась на путях рационализации социально-производственных связей и трудовых процессов за счет использо­вания более эффективных механизмов контроля и. вознагражде­ния. Конечная цель рационализации — повысить уровень экс­плуатации всех составных элементов (в том числе и «человече­ского материала») этих систем.

Доктрина человеческих отношений

Негативные  социальные  последствия  подобного рода рационализации, несмотря на достигаемый, особенно в кризисных ситуациях (в первую оче­редь, в условиях войн), рост производительности труда за счет вне­дрения элементов его научной организации, стали очевидны уже во второй половине 20-х годов XX в. и породили серию социаль­ных экспериментов (хоторнские исследования Э. Мэйо).


Страницы: 1 2 3